26.12.2017

Рождество и Новый год: истоки, история возникновения, обычаи.

В преддверии приближающихся  праздников – Рождества и Нового Года - мы хотим рассказать об  их истоках, истории  возникновения, символах, обычаях, а также попытаться ответить на часто задаваемый вопрос: «Отмечать или не отмечать Новый год православным христианам?»

В дохристианский период многие индоевропейские народы праздновали наступление Нового года в период зимнего солнцестояния. В III веке христианские историки приняли за начало года 1 марта, а с V века на этот стиль перешли во многих городах и областях Европы, в том числе на островах Венецианской лагуны и во Франкском государстве.

В Римской империи с IV века счет дней в году вели от 25 декабря – рождества Христова. С IX века этот стиль стали применять на территориях германских герцогств, а с 1310 года вплоть до второй половины XVI века он оставался там практически единственным.

В Древней Руси год начинался в марте – в день появления новой луны в период весеннего равноденствия. Возможно, такой отсчет начала года был принят по примеру ветхозаветной церкви, которая начало своего церковного года приурочивала к месяцу нисану, примерно соответствующему нашему марту. В XIII веке началом года стали считать 1 марта, но одновременно существовала и еще одна новогодняя дата – 1 сентября, которая пришла к нам вместе с религией из Византии. Связано это с особым почитанием православными римского императора Константина I Великого, который в этот день в 312 году разбил своего главного соперника Максенция. Через год миланским эдиктом император Константин I допустил свободное вероисповедание христианства, а с 325 года сделал его государственной религией Римской империи. Поворот Константина I к христианству произошел в день его битвы с Максенцием. В 312 году сам Константин I ввел счисление, согласно которому год начинался 23 сентября – датой рождения первого римского императора Октавиана Августа. Такое счисление было принято во многих странах Востока и просуществовало до 462 года, когда из практических соображений (удобства расчета 15-летнего индиктового цикла сбора податей с провинций) начало года перенесли на 1 сентября. Видимо, тогда же родилось и обоснование этой даты – «в честь императора Константина».

На территориях независимых русских княжеств новый год долгое время мог начинаться 1 марта и 1 сентября, пока в 1342 году московский митрополит Феогност, а затем и церковный собор 1492 года не узаконили начало года с 1 сентября. Великий князь Московский и «всея Руси» Иван III утвердил постановление церковного собора, причем с 1 сентября стал начинаться не только церковный, но и гражданский год. Возможно, инициатором этого решения был сам Иван III, поскольку вторым браком (1472 год) он был женат на Софье Палеолог – племяннице последнего византийского императора.

Последний раз осенний Новый год был отпразднован в 1699 году и проведен был "весело и в пиршестве". 

Но уже следующий Новый год Петр хочет праздновать по-новому. Отменив летосчисление от дня сотворения мира, он "лучшего ради согласия с народами европейскими в контрактах и трактатах" устанавливает отсчет времени по Рождеству Христову. А заодно, и все по той же причине, переносит празднование Нового года с сентября на январь.

Петр понимает, что его шаги могут встретить непонимание и уже в самом указе оправдывается: "Не только во многих христианских странах, но и в народах славянских, которые с восточною нашей церковью во всем согласны, как валахи, молдавы, сербы, далматы и самые его Великого Государя подданные черкасы [малороссы] и все греки, от которых наша вера православная принята, согласно лета свои исчисляют от Рождества Христова в восьмой день спустя, т.е. января первого числа, а не от создания мира, за многую рознь счисления в тех летах".

И все же по России прокатился глухой ропот. Возмущались не только простецы. От многих "благородных", занятых "подобно черни предубеждениями", слышались даже и "хульные слова". "Как мог Государь переменить солнечное течение?" - спрашивали друг друга они, свято веруя, что Бог "сотворил свет в сентябре месяце".

И тут на помощь Царю и вовремя подоспел Феофан Прокопович, знаменитый церковный деятель. В своих "обличительных опусах" он обрушился на "пономарей и апостатей", недовольных "погублением лет Божиих". И крепко побил их своим словом. "Что приличнее и честнее? Праздновать ли новолетие в память даней и податей или тогда, когда празднуем пришествие в мир Сына Божия. Им же мы от долгов вечных и от уз нерешимых свобождаемся?"

Произведя риторическим вопросом необходимый эффект, Феофан уже снисходительнее поясняет: "От начала Христовой церкви не писали христиане числа лет ни от сотворения мира, ни от рождества Христова. Только в шестом веке в римской церкви начали означать время от рождества, а в греческой за полторы тысячи лет не означивали и недавно означать стали, и то еще не повсеместным обычаем. Что же теперь скажете, слепые хронологи?"

20 декабря 1699 года Петр I издал указ, согласно которому, «по примеру всех христианских народов», предписывалось вести летосчисление не от сотворения мира, а от рождества Христова. В соответствии с этим после 31 декабря 7208 года наступало 1 января 1700 года от рождества Христова. Далее в указе говорилось:
      «В знак того доброго начинания и нового столетняго века <…> после должного благодарения Богу и молебнаго пения в церкви и кому случится в дому своему, по большим и преезжим знатным улицам знатным людям и у домов Нарочитых духовнаго и мирского чина перед вороты учинить некоторые украшения от древ и ветвей сосновых, еловых и можжевеловых, а людям скудным хотя бы по древцу, или ветве на воротья, или над хроминою своею поставить, а стоять тому украшению Генваря по 7 день тогож 1700 года.

1700 год начался службами во всех церквах «с испрашиванием благословления на Новый год». Указания царя были выполнены со всей тщательностью, а сам Петр, по сообщению австрийского резидента О.-А. Плейера, «в этот вечер устроил очень красивый фейерверк, целый день приказал стрелять из пушек, которых более 209 везено было к Кремлю, и эта стрельба из пушек и фейерверки, как и стрельба из мелкого ружья по всем домам, также иллюминации и другие изъявления радости в течение шести дней заключены были обыкновенным освящением воды, или Иорданью, в день св. Богоявления».

Традицию веселой встречи Нового года Петр I поддерживал в течение всего царствования. Сохранилась она при дворе последующих правителей, но прежнего размаха праздники уже не достигали. Для большинства населения России Новый год остался всего лишь одним из дней веселых зимних святок. В XIX веке, к примеру, по случаю наступления Нового года в православных храмах служили Божественные литургии, но одновременно молились во славу Бога, даровавшего победу русскому оружию в войне 1812 года, и поминали павших защитников отечества.

В 1582 году папа Григорий XIII ввел новую календарную систему, которая получила название григорианской или «новый стиль». Реформа эта сопровождалась протестами и ожесточенной полемикой среди ученых и священников, но католические страны перешли на новый стиль практически сразу – ослушников ждало отлучение от церкви. Постепенно к ним стали присоединяться страны с протестантским вероисповеданием, и к 1782 году почти все государства Европы перешли на новое летосчисление. Православная церковь на Константинопольском соборе 1583 года признала неточность юлианского календаря, но на григорианский переходить отказалась, поскольку по новому стилю христианская Пасха иногда совпадает с еврейской или наступает раньше нее, что запрещено «Апостольскими правилами». Не перешла на григорианский стиль и Россия, хотя с 1700 года она и встречала новый год 1 января, но все же на 11 суток позднее других европейских государств. В нашей стране календарную реформу провели большевики сразу после прихода к власти: 16 ноября 1917 года этот вопрос обсуждался в правительстве, а 24 января 1918 года был принят декрет о введении в Российской Республике западноевропейского календаря. Изменение календаря для новой власти в немалой степени диктовалось стремлением разделить светскую и духовную жизнь, повернуть сознание людей к новым идеям и ценностям, которые усиленно внедрялись. Церковь переходу на новый календарь воспротивилась, и до сих пор устройство церковного года осуществляется по юлианскому календарю. В результате советский Новый год предшествует православному Рождеству Христову, а православные по-прежнему встречают Новый год по старому летосчислению, то есть 14 января, называя его «старым Новым годом».

ИСТОКИ РОЖДЕСТВА

Рождество Христово в католическом и протестантском мире празднуется 25 декабря по григорианскому календарю, тогда же, 25 декабря, оно празднуется и в православном мире, но до сих пор по юлианскому календарю. В XX и XXI веках это соответствует 7 января по новому стилю. Для католиков и протестантов – это самый главный праздник в году. Для православных – большой, но не самый великий праздник. Его затмевает Пасха, ибо духовное возрождение важнее земного рождения. Древние христиане вообще называли днем рождения человека день его смерти, поэтому и праздник рождества Христова появился не сразу, а, можно сказать, под давлением внешних обстоятельств.

Древней церкви был неизвестен не только день, но и месяц рождения Иисуса Христа. Одной из причин появления праздника явилась борьба с еретиками – гностиками, которые придавали самое большое значение в жизни Спасителя его крещению, считая, что Дух Святой сошел на Иисуса в Иордане, а до того он был простым человеком, доступным греху.

Чтобы противопоставить гностическому празднику свой такой же, древняя церковь установила праздник Крещения и назвала его Богоявлением, тем самым внушая мысль, что в этот день Христос не стал впервые Богом, а только явил себя в этой ипостаси. По своему смыслу слово «богоявление» означало не только Крещение, но и рождество Христово, поэтому в этот день праздновалось то и другое.

В начале нашей эры в греческо-римском мире одновременно с распространением христианства происходило распространение языческой религии: культа солнца. Более того, в 70-х годах III века римский император Аврелиан сделал эту религию официальной для империи. Главным праздником религии солнца были дни зимнего солнцестояния – время, когда происходит переход от зимнего умирания к весеннему воскресению природы. В центре этого божественного чуда, победы света над тьмой, было солнце – источник света и жизни. Новый праздник назначили на конец древнеримского праздника который до тех самых пор еще не потерял своего значения и массово праздновался римлянами.

В 325 году, когда император Константин I делает христианство государственной религией, христиане составляли примерно десять процентов всего населения империи. Главным методом обращения в христианство остального населения стало использование самих языческих верований, очищенных и наполненных новым смыслом. По этой причине праздник рождества Христова отделили от праздника Крещения и перенесли на день рождения солнца (25 декабря), «как рождение подлинного духовного солнца, вхождение в мир подлинного духовного света».

С тех пор в главном песнопении праздника сохранились слова: «рождество Твое, Христос Бог наш, воссияло для мира светом познания. Ибо в нем служащие звездам были научены поклоняться Тебе, солнцу правды…». Таким образом, праздник Рождества Христа был произвольно назначен на 25 декабря.

СИМВОЛ РОЖДЕСТВА

Традиционный атрибут празднования Рождества во многих странах мира - рождественская ёлка представляет собой хвойное дерево (ель, пихта, сосна) или искусственную его имитацию, украшенное гирляндами, специальными ёлочными игрушками и свечами или лампочками.

Каких-либо указаний на дерево как символ празднования рождества Христова в Новом Завете нет. Однако, согласно британской энциклопедии, Использование вечнозеленых деревьев (венков и гирлянд из них) символизирующих вечную жизнь был в обычае древних египтян, китайцев и евреев. Также поклонение деревьям было распространено среди дохристианских языческих европейцев и этот обычая выжил и после обращения их в христианство.

Формирование современного рождественского ритуала произошло в немецкой традиции уже в конце Средневековья и начале Нового времени. До сих пор продолжаются споры, где и когда была впервые документально зафиксирована установка рождественской ёлки. Есть краткие упоминания о похожей церемонии в канун 1510 года в Риге и Ревеле. Дерево было установлено на Ратушной площади, где члены гильдий танцевали вокруг него. Бременская хроника 1570 года сообщает, что небольшая елка была поставлена в благотворительных целях для сбора лакомств для детей и была украшена "яблоками, орехами, финиками, кренделями и бумажными цветами".

Чаще всего начало использования ели как символа Рождества связывают с именем знаменитого немецкого реформатора Мартина Лютера (1483-1546), хотя в XVI веке этот обычай еще не получил на территории Германии широкого распространения. Лютеру же приписывается и устройство рождественского дерева в доме. Исторические свидетельства этого факта отсутствуют. Достоверно известно лишь то, что именно Лютер действительно санкционировал, утвердил и одобрил празднование Рождества как мирского праздника, полагая, что это может послужить основанием для вполне невинных общественных удовольствий и семейных торжеств, в которых особое место уделяется детям. Существует легенда о том, как однажды в Сочельник Лютер шел домой сначала по заснеженному полю, а потом через лес. Он глубоко задумался и, взглянув на небо, вдруг увидел звезды, ярко сверкавшие сквозь темные ветви елей. Эта картина напомнила ему первую рождественскую ночь в Вифлееме, которая свершилась за много столетий до переживаемого им момента. Лютер стал размышлять о безграничной любви Бога, пославшего в мир своего единственного сына Спасителем всех грешных людей. Эти думы не покидали его и по возвращении домой, и в конце концов он поведал их членам своей семьи. Для подкрепления своих мыслей Лютер вышел в сад, срезал маленькую елочку, принес ее в дом, прикрепил к ней свечи и зажег их, тем самым представив милость открывшихся небес, позволивших Господу Иисусу спуститься на землю. После этого случая на каждое Рождество в доме Лютера устанавливалось рождественское дерево с горящими на нем свечами.

Немецкая рождественская ель восходит к райскому дереву предрождественской мистерии — 24 декабря западными христианами отмечалась память Адама и Евы. Рождественское дерево по аналогии с Древом познания украшалось сначала яблоками, а потом просто красными шарами.

К началу 18-го века, обычай стал общим в городах верхнего Рейна, но еще не распространился на сельские районы. По нижнему Рейну, в связи с наличием римско-католического большинства, до 18 века елка считалась чуждым протестантским обычаем. В начале 19-го века, обычай стал популярным среди европейской знати и распространился на несколько королевских дворов, в том числе и российский императорский двор.

В России наружное украшение зданий ветвями хвойных деревьев впервые было приказано царским указом к 1 января 1700 года, но оно не имело ничего общего с традицией вносить на рождество дерево в дом и украшать его; эта традиция в Россию приходит спустя полтора века. Ель на Руси традиционно связывалась со смертью, погребальным обрядом, и о том, чтобы вносить её в дом, речи не шло. Единственными, кем был выслушан царский указ, стали владельцы кабаков, на протяжении XVIII века обозначавшие вход в заведения еловыми ветвями, отчего горького пьяницу прозывали «ёлкиным».

В России елка как рождественское дерево появилась в начале ХIХ века в домах петербургских немцев. В 1818 году по инициативе великой княгини Александры Федоровны – супруги Николая I, которая сама была немка, была устроена елка в Москве, а на следующий год — в петербургском Аничковом дворце.

До начала 1840-х годов обычай ставить рождественскую ёлку в России не существовал, дворцовые ёлки были исключением. До начала 1840-х годов о ёлках в столичных домах в литературе не упоминается, но в начале 1840-х, как о большой новинке, уже пишут о продаже в кондитерских «прелестных немецких ёлок, убранных сластями, фонариками и гирляндами».

В середине сороковых годов уже встречаются отдельные удивлённые упоминания, что «в русских домах принят обычай немецкий… украшают… деревцо как только возможно лучше, цветами и лентами, навешивают на ветки вызолоченные орехи. Красненькие, самые красивые яблоки, кисти вкусного винограда… всё это освещается множеством восковых свеч, прилепленных к веткам, а иногда и разноцветными фонариками». Всё, что находилось на ветках ёлки и на столе под нею, было подарками. Подарок всегда имел своего определённого дарителя. Обычай приписывать появление подарков сказочным существам появился лишь в начале ХХ века.

В середине 1840-х годов ёлки переживают необыкновенный подъём интереса, так что в конце сороковых годов в Петербурге уже повсеместно ставятся ёлки. Ф. М. Достоевский в рассказе «Ёлка и свадьба» 1848 года упоминает ёлку как нечто уже общеизвестное.

В дореволюционной России рождество было одним из самых любимых праздников. Но во время Первой Мировой войны в стране началась массовая германофобия. Переименовали Петербург в Петроград, толпы сжигали заведения на вывесках которых стояли немецкие фамилии... В народной памяти еще осталось что елка это привозной, германский обычай и новогоднюю елку объявили «вражеской немецкой затеей» и стали запрещать в некоторых учреждениях.

В 1916 году против ёлки выступила и церковь: Священный синод вовсе запретил установку елок по всей стране. Правда, на этот запрет мало кто обратил внимание: даже солдаты, которые воевали против Германии, ставили елки на позициях.

В первые годы Советской власти никакой войны с рождеством и ёлками не было и в помине. 31 декабря 1917 года во всех районах Петрограда были организованы «пролетарские ёлки» для детей рабочих. В 1919 году Ленин посетил ёлку в школе-интернате для детей в московском районе Сокольники. Заранее зная о готовящемся вечере, Владимир Ильич распорядился «отписать для школы яблок и конфет». 7 января 1924 года уже смертельно больной Ленин, безвыездно живущий в Горках, организовал ёлку для детей совхоза и санатория.

После смерти Ленина многое изменилось в руководстве страной. Ни Богу, ни старым праздникам места в новой России не было, поэтому началась активная кампания борьбы с ними. Руководили большевики, а непосредственными исполнителями стали комсомольцы. Апогей борьбы с рождеством пришелся на 1930 год.

Начиная с декабря 1931 года активная антирелигиозная пропаганда почти прекратилась. Дело в том, что, в соответствии с декретом Совнаркома СССР от 24 сентября 1929 года, страна перешла на пятидневную рабочую неделю (четыре дня рабочих, пятый – выходной, причем не совпадающий для большинства рабочих и служащих), при которой праздникам, за исключением революционных, места не было. Считалось, что переход на пятидневку вызван необходимостью рациональной организации труда, однако (судя по тексту декрета, это тоже планировалось) такой режим работы способствовал еще большему отдалению верующих от церкви. Неясно, насколько была эффективна пятидневка в экономическом плане, но просуществовала она только несколько лет, а затем Советский Союз постепенно перешел на шестидневную рабочую неделю. Возможно, что пятидневка была по-своему хороша и задачи по преобразованию экономики страны выполнила, но оставалась задача воспитания нового советского человека. Добиться этого при разобщенности людей вне производственного процесса было трудно. Вместе с тем известно, что праздники являются очень эффективным способом сплочения коллектива, средством воздействия на человека и управления им. Поэтому реабилитация новогодней елки скорее всего явилась продуманной акцией.

28 декабря 1935 года в газете «Правда» была опубликована статья П.П. Постышева «Давайте организуем к новому году детям хорошую елку:
     «В дореволюционное время буржуазия и чиновники буржуазии всегда устраивали на новый год своим детям елку. Дети рабочих с завистью через окно посматривали на сверкающую разноцветными огнями елку и веселящихся вокруг нее детей богатеев. Почему у нас школы, детские дома, ясли, детские клубы, дворцы пионеров лишают этого прекрасного удовольствия ребятишек трудящихся Советской страны? Какие-то, не иначе как «левые», загибщики ославили это детское развлечение, как буржуазную затею.
Следует этому неправильному осуждению елки, которая является прекрасным развлечением для детей, положить конец. Комсомольцы, пионер-работники должны под новый год устроить коллективные елки для детей. В школах, детских домах, в дворцах пионеров, в детских клубах, в детских кино и театрах – везде должна быть детская елка. Не должно быть ни одного колхоза, где бы правление вместе с комсомольцами не устроило бы накануне нового года елку для своих ребятишек. Горсоветы, председатели районных исполкомов, сельсоветы, органы народного образования должны помочь устройству советской елки для детей нашей великой социалистической родины.
      Организации детской новогодней елки наши ребятишки будут только благодарны.
      Я уверен, что комсомольцы примут в этом деле самое активное участие и искоренят нелепое мнение, что детская елка является буржуазным предрассудком.
      Итак, давайте организуем веселую встречу нового года для детей, устроим хорошую советскую елку во всех городах и колхозах!»

Обратим внимание, что елка из рождественской превратилась в новогоднюю, а сама статья воспринимается как руководство к действию. Судя по развернувшейся кампании, все было согласовано заранее. В той же газете помещена заметка «Продажа елок на рынках Москвы», в которой буднично сообщается, что на некоторых рынках появились елки и их охотно раскупают жены рабочих, служащих, инженеров, командиров Красной Армии, дети и подростки. Далее сообщалось, что достать елки и игрушки к ним очень трудно, поскольку директора крупнейших рынков не разрешают их продавать, считая это нарушением каких-то никому не ведомых правил и «баловством».

В тот же день ЦК ВЛКСМ принимает постановление «О проведении вечеров учащихся, посвященных встрече нового 1936 года», фабрикам и заводам дается поручение подготовить детям подарки, а райлесхозам – заготовить елки. Одновременно с устройством елок для детей власти стали поощрять коллективную встречу Нового года взрослыми.

Новый год мгновенно перешел из неофициального статуса в статус государственного праздника, а с 1 января 1948 года (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 23 декабря 1947 года) первый день нового года стал нерабочим днем. А что же с Рождеством? Не то чтобы бороться с ним перестали – боролись, но не так шумно и крикливо, как раньше. И агитацию вели, и церкви закрывали. Так продолжалось вплоть до конца 80-х годов, а 7 января 1991 года Россия вновь на государственном уровне отметила православное Рождество Христово.

Встречать ли Новый год?

Получается, что привычная нам встреча Нового года обильным застольем и весельем – обычай советский, а никак не русский православный, т.к. разрушает нормальное течение рождественского поста, обязательного для верующих. И нужно от этой вредной традиции избавляться и возвращаться к праздникам настоящим, христианским. Тем паче что Рождество у нас сейчас всегда является выходным днем, а значит, праздновать его никто не мешает. Не нужно придавать празднованию Нового года такое первостепенное, порой просто мистическое значение.

Как же относиться людям православным ко всеобщему безудержному веселью и пьянству в новогодние дни? Никого не следует осуждать, но и самим в этом не участвовать. Мы готовимся к Рождеству, ожидаем этот второй по значимости и торжественности православный праздник и будем помнить, что идут дни поста Рождественского, который мы приносим как наш скромный дар к яслям родившегося Спасителя мира. Хотя, конечно, всероссийская новогодняя феерия порядком отвлекает нас от поста, создает нам определенные трудности. Но мы знаем, что православным христианам всегда было непросто и им всегда мешали праздновать праздники и соблюдать посты. Вспомним недавнее время, когда в сам день Рождества далеко не все желающие могли пойти в храм, если только праздник не приходился на субботу или воскресение. А так 7 января по новому стилю было обычным рабочим днем. Так что грех жаловаться, потому что можем мы сейчас и поститься, и молиться, и ходить ночью на Рождественскую службу.

Некоторые православные люди занимают очень крайнюю, строгую позицию: Новый год – праздник бесовский, богомерзкий. Эта позиция вполне объяснима, ведь Новый год всегда сопровождается телебеснованием и пьянством. Однако полностью отрицать Новый год и видеть в его праздновании один грех нельзя. Просто не нужно подменять им Рождество и бесчинствовать постом. Ведь мы, православные люди, являемся гражданами своей страны. И хотим этого или не хотим, живем по-новому, григорианскому, календарю, строим нашу жизнь и трудовую деятельность по календарю гражданскому. Например, отправляемся в отпуск, сдаем отчеты по работе в конце года по-новому, а не по старому стилю. Поэтому не является грехом проводить старый год, подвести итоги, поблагодарить Бога и, конечно, помолиться, вступая в новолетие. «Благословиши венец лета благости Твоея!» (Пс. 64: 12). По всем храмам Русской Православной Церкви служатся молебны, чтобы мы все имели возможность попросить у Господа благословение на год грядущий. Поэтому полезно будет под Новый год помолиться в храме за новогодним молебном, чтобы призвать благословение и помощь на все свои дела, и потом за скромной трапезой вспомнить с благодарностью уходящее лето.

К сожалению, мы поставлены в такие условия, что в новогоднюю ночь, хочешь – не хочешь, приходится бодрствовать: уснуть можно разве что со снотворным и уже под утро. Поэтому и православные люди вполне могут посидеть вместе за столом, поговорить, но при этом, конечно, помня, что пост еще не окончен.

В дружеском застолье, общении нет ничего скверного, и Новый год тоже повод собраться вместе, подвести итоги, помянуть былое. Ведь праздники церковные мы празднуем и постом. Например, Преображение Господне, Вход Господень в Иерусалим всегда празднуются в пост. Но отмечаются они скромно, по-постному и, конечно, с молитвой. Они дают нам возможность подкрепиться перед следующей частью поста. Конечно, Новый год вовсе не церковный праздник, но его можно наполнить духовным смыслом и отметить вполне по-православному. Хотя можно, конечно, вообще не отмечать Новый год, ограничиться новогодним молебном в храме. Это тоже допустимо.

Часто люди спрашивают, как быть, если в семье есть невоцерковленные родственники (иногда почти вся семья невоцерковлена), которые любят отмечать Новый год пышным застольем и не мыслят новогоднюю ночь без телевизора? Как не обидеть их, но и не навредить душе, не нарушить спокойное течение поста?

Здесь необходима немалая мудрость, рассудительность. Нужно найти золотую середину, чтобы и не обидеть родственников, не поссориться с ними, но и не повредить себе.

Представим, что какой-нибудь человек, православный христианин, живет с ближайшими родственниками в одной квартире (а ведь очень часто бывает, что и в супружеских парах одна половина верующая, а другая нет), и его нецерковные родные хотят отметить Новый год, «чтобы все было как у людей». С салатом оливье, холодцом, жареной курочкой и, конечно, обильной выпивкой. И, разумеется, главным украшением стола в Новый год, как когда-то заметил почтальон Печкин, для них является телевизор. Что же, верующему человеку забиться в самый дальний угол, демонстративно отвернуться от голубого экрана и, подобно фарисею из евангельской притчи, повторять про себя: «Я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи…»? Нет, это будет не по-христиански. У апостола Павла есть такие слова: «Мы, сильные, должны сносить немощи бессильных и не себе угождать. Каждый из нас должен угождать ближнему, во благо, к назиданию» (Рим. 15: 1–2). Конечно, все это очень непросто. Христианин, имеющий нецерковных родственников, находится как бы на передовой духовной борьбы. Нужно понимать, что привести их к Богу мы можем только любовью и молитвой за них. Люди они немощные, как говорит апостол, «бессильные», значит, нужно нам понести и их немощи. Нам уже дано познать радость православных праздников, а кому-то еще нет. Остается им только посочувствовать. Итак, что же нам делать? Думаю, что если мы немного посидим за столом, по возможности соблюдая пост (можно заранее помочь родственникам в приготовлениях к празднику и сделать пару постных салатов), греха в этом не будет. Также, подняв бокал с шампанским, можно произнести тост о благодарности Богу за все, что было в уходящем году. Ведь христианин, разделяя застолье с людьми, далекими от духовных вопросов, вполне может как-то одухотворить это празднование. Сказать людям о настоящем смысле празднования новолетия, побеседовать о грядущем Рождестве Христовом. Ведь люди сейчас просто разучились праздновать, даже не умеют говорить нормальные пожелания и тосты. Светские праздники – это зачастую сплошное празднословие и «перемывание костей» ближним.

Отмечая Новый год с нецерковными близкими, конечно, нужно соблюдать меру. Совершенно необязательно просиживать за столом всю ночь и до конца участвовать в шумном веселье. Отдав дань уважения близким, можно под предлогом усталости удалиться, чтобы отдохнуть (если получится) или помолиться, почитать.

Если родственники не очень возражают против вашего отсутствия в новогодний вечер, возможен такой вариант: пойти в гости к православным друзьям и отметить Новый год с ними.

Или пойти на ночную новогоднюю службу в храм. В нашем городе уже не один год в нескольких приходах существует такой обычай: в ночь с 31 декабря на 1 января служится ночная служба.

Желаем всем посетителям нашего сайта в Новом году быть всегда с Богом, и Господь не оставит нас! Самое плохое происходит, когда человек отходит от Источника Жизни, от Отца Небесного. И еще хочется пожелать всем не каких-то земных благ, а самого главного: мира и любви в сердцах и семьях. Ведь только тогда, когда люди имеют мир и любовь, они счастливы!

 

По материалам сайтов: http://www.istorya.ru

http://www.voprosik.net

http://www.pravoslavie.ru

 

 





Возврат к списку