Лекция о Великомученнике Павлине Крошечкине 12.03.2016

Лекция о Великомученнике Павлине Крошечкине

В последние годы заметно меняется облик областного центра. Калуга молодеет у нас на глазах, теряя неказистые, вросшие в землю домики, уступившие место новостройкам. По этому поводу существуют разные мнения: кто-то не может наглядеться на современные многоэтажные здания, а другие с ностальгией вспоминают старую Калугу. Но есть в нашем городе место, к которому как старожилы, так и молодежь относятся с одинаковым трепетом. Здесь как-то по-особенному чувствуешь многовековую историю Калуги.


Старина и признаки изменений ХХI века здесь соседствуют, не мешая друг другу. Близость Оки в любое время года дает возможность вспомнить о том, что когда-то недалеко находилась пристань. А центром и украшением застройки этого района смело можно назвать храм с главным алтарем, освященным в честь Преображения Господня. Но по почитаемой чудотворной Казанской иконе Божьей Матери, находившейся в этом Доме Божьем, он стал называться в народе Казанским.

Совсем недавно эта трехпрестольная святыня обрела тот вид, который напоминает прежнее великолепие: в храме были очищены от слоя штукатурки все дивные старинные росписи. Открывшееся великолепие, пусть и пока без реставрации, напоминает о страницах истории этого храма. Одна из них, достаточно трагичная, связана со служением в Казанском храме епископа Павлина (Крошечкина), который причислен к лику святых в чине священномученика. Прихожане храма не без основания считают этого святого Небесным покровителем своего храма и почитают священномученика Павлина (Крошечкина).

В трудное время гонений на Русскую Православную Церковь епископ Павлин (Крошечкин) был переведен в Калугу, шел конец 1930 года. Ко времени приезда в Калугу он уже познал тяготы ареста и заключения. Недолго, в течение трех лет длилось служение будущего священномученика в городе, который по воспоминаниям современников понравился владыке Павлину. Калуга напоминала ему Москву, ведь известно, что в свое время Калугу называли Москвой в миниатюре. В Калуге действовало только 14 церквей. Недалеко от одной из них был приобретен дом, в котором поселился владыка Павлин со своей престарелой матерью. Дом этот не сохранился, но находился он недалеко от Казанского храма.

В тридцатые годы Казанский храм потерял свою внешнюю торжественность, хотя старинная архитектура его сохранялась без изменений, и в нем проходили церковные службы. Но содержать внутреннее благолепие храма в тридцатые годы не представлялось возможным. Экономические трудности не позволяли владыке Павлину и прихожанам поддерживать красоту позолоченного, но потемневшего от времени иконостаса, очищать от копоти стенную роспись, сохранять былую торжественность старинной святыни. Даже отапливать огромные площади храма не получалось. Поэтому службы были перенесены в подвал, где приходилось соседствовать с Овощебазой. Такие были времена.

Великие старания епископа Павлина потребовались для того, чтобы в Великий пост 1931 года удалось приобрести дрова для отопления верхнего храма. Но церковная жизнь не прекращалась. Бытовые и экономические трудности не были самыми главными проблемами той поры. Политика властей, направленная на преследование духовенства, превращала служение владыки Павлина в повседневный подвиг. Каждый день мог стать последним. В своих убеждениях, силе веры, стойкости в перенесении испытаний епископ Павлин был не одинок, но именно его пример всегда был перед прихожанами казанского храма, так как в других церквях Калуги он служил достаточно редко.

Воспоминания тех, кто был рядом с епископом Павлином, донесли до нас признания народа в уважении и большой любви к своему архипастырю. Так было везде, где он служил: в Курске, в Перми. Не исключением стала и Калуга, где православный люд по достоинству оценил старания преосвященного Павлина в сохранении веры предков в период не только нападок атеистов, но и арестов духовенства. Это всегда служило утешением боголюбивому владыке, который готов был отдать жизнь за Христа. Так и произошло в дальнейшем, но уже не в Калуге, а во время служения владыки Павлина в Могилеве., где он был арестован, осужден, а позже в Кемеровском лагере — в 1938 году расстрелян.

А прощание с полюбившимся владыке Казанским храмом и Калугой прошло горестно для него. Горевали при расставании с ним и прихожане. Владыка Павлин предчувствовал свою мученическую кончину, но не сошел с избранного пути. Он и раньше говорил: «Наш путь — крестный путь». Вспоминали калужане и другое его пророческое высказывание: «Наш путь — тюрьма, ссылка, смерть». Но след его служения остался в сердцах тех, кто видел его старания по сохранению Православия в Калуге. Память об этом и сегодня сохраняется в Казанском храме города Калуги.


Возврат к списку